Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:14 

Живи и дай жить другим.
Много странного и не значившегося изначально в планах происходит в последнее время. Одно болото вытягивает тебя из другого, уже опостылевшего, но затягивает в собственную мерзкую трясину. В итоге вновь осознаешь, что никто, кроме тебя самой любимой и сильной — да, уже очень сильной — "к звездам" не вытянет. Просто потому что нет никого рядом выше тебя, не за кем тянуться. А даже если найдется достаточно "высокий" человек, ему хватит ума и гордости не тянуть всякую бяку из грязи. Приходится самой вставать, отскребать слой за слоем всю налипшую тяжелую дрянь различного сорта, распрямлять плечи и ползти вверх всеми силами и всеми способами.
***
Я много наделала глупостей — фраза, казалось бы, будет актуальной лет так через двадцать. Но нет же! Акселерация! Шучу. Просто не хватило мозгов, упорства, мотивации и страха. Это одна сторона медали.
Другая: я научилась быть сильной и независимой. Теперь нет смысла просыпаться ночами в ужасе от того, что впереди ничего нет. Я знаю, что могу выжить самостоятельно. Могу прокормить себя, найти жилье, купить одежду. Работа дала веру, что я не пропаду — это многого стоит, но я заплатила сполна.
***
21 — это немного страшно
***
В последнее время мне очень тяжело заплакать, даже когда я этого хочу. Сухие всхлипы и слегка влажные глаза. Все. Как бы хреново на душе не было. Это обидно. Будто у меня отняли привилегию на открытое выражение чувств.
***
Мне впервые за долгое время не страшно остаться одной (в смысле без парня). Я вдруг поняла, что не умру, как только все закончится.

21:46 

Живи и дай жить другим.
Вот вам приходится скрывать свои эмоции? Знаю, приходится. Это же обязательное умение во взрослой жизни. Особенно, если ты женщина. Улыбайся! Не ходи — порхай, словно бабочка над цветами. Улыбайся еще больше, еще шире. Даже если тебя выворачивает наизнанку. Ты обязана. Отвратительнее всего, когда случаются "приступы", те эмоциональные всплески, когда сначала хочется кого-нибудь убить до дрожи в руках, потом — разрыдаться, а потом становится вообще плевать на все, что находится в радиусе 10 километров от тебя. Абсолютная тихая апатия, граничащая с тотальным равнодушием. И не дай Бог в этот момент оказаться на смене или со своим любимым человеком! Неулыбчивый администратор — косяк. Своими эмоциональными перепадами портишь настроение любимому — косяк. Недостаточно внимания уделяешь сотрудникам — косяк. Разрыдалась при парне и честно высказала, насколько тебе хреново, — косячище!! Адов проеб века! И в такие вот дни ты начинаешь понимать, почему люди курят, пьют, принимают успокоительные и антидепрессанты, ходят к психологам... Резко становится ясно, почему появляются такие вещи, как селфхарм и группы смерти (Синий Кит и иже с ним). Зачем вообще все это и от чего так популярно.
Да потому что сил нет.
Нет сил притворяться, что все отлично. Да, завтра или еще через пару дней я буду в порядке, но не сегодня. Сегодня мне необходимо быть слабой, ранимой, подавленной. Сегодня я истеричка и эгоистичная сука. Кто посмел лишить меня права на это?

01:39 

Живи и дай жить другим.
Сегодня проводила любимого человека домой. Несколько бессмысленный ритуал: я просто доезжаю с ним до нужной станции метро и жду, когда он сядет в машину. Быстрые объятия, короткий поцелуй, "Хорошей дороги. Напишешь?" — "Конечно"... Мне не сложно, ему, наверное, приятно. Немного горько, как и всегда после прощаний. Мне. Ему? Да кто его знает.
В честь всего этого сегодня можно опять о наболевшем — о дороге и поездках. Давно об этом не писала.

Когда мне было четыре, мы с папой ехали в Котельнич. Автобус задержался, последняя электричка "сбежала" без нас. По шпалам с маленьким ребенком не пойдешь, на вокзале не переночуешь. Пришлось брать билеты на поезд. Помню, как мы сидели в плацкарте на боковушках. Я все собирала и разбирала стол, мне казалось это чрезвычайно увлекательным занятием. Соседями были девушки–студентки. Они умилялись над моим сосредоточенным лицом, когда я в очередной раз боролась с хитроумной конструкцией, и в итоге угостили меня бананом. Прошло больше шестнадцати лет, а я их все еще помню.

Когда мне было одиннадцать, мы с мамой ехали из Кирова в Уфу. Автобус был почти полный: в первой половине сидели в основном женщины, вторая была забита вахтовиками из Сыктывкара. Ночью в конце автобуса освободилось два соседних места, и я ушла туда, чтобы дать маме хоть немного отдохнуть. Через пару часов она пришла ко мне, просила вернуться на наши места, так как она все равно нормально спать не может из-за затекающей шеи. Плюс ее напрягало, что я совсем одна среди непонятных мужчин, некоторые из которых еще и в нетрезвом состоянии. Мне уходить не хотелось и, отдав ей кофту, чтобы было что положить под шею, я уговорила ее оставить меня здесь. Весь наш тихий разговор слышал двадцатилетний парень, сидевший впереди. До самого утра он краем глаза присматривал за мной, а проснулась я укрытая его курткой. Он вышел в Набережных Челнах. Звали его Давид.

Когда мне было пятнадцать, я возвращалась из Орленка. В плацкарте рядом была только одна знакомая девочка, остальные места были заняты компанией веселых, загорелых и пьяных мужчин и женщин за 30. На одной из станций они купили арбуз и накормили им в том числе и нас. Арбуз был так себе, но для меня он был первым и последним за все лето.

Когда мне было шестнадцать, мы вновь ехали покорять Орленок. Проводниками были то ли два брата, то ли просто хорошие друзья. Всю поездку они беседовали с ребятами, прикалывались над нами (мы в долгу не оставались), заботились. В одну из ночей, когда после жаркого дня стало довольно прохладно, они прошлись по вагону и укрыли нас одеялами. А еще они успокаивали нас, обещая, что мы все обязательно выиграем. "Все, кто с нами едет на какие-нибудь конкурсы или соревнования, всегда побеждают", — говорили они. В тот год наша делегация привезла со всероссийского конкурса рекордное число наград. Без призов остались лишь двое из одиннадцати ребят, те, которые из-за нехватки билетов ехали в другом вагоне.

В сентябре, когда я летала в Анапу, мне вновь повезло. В отпуск меня провожали громко: было пьяно, весело и с улетным сексом на десерт. На самолет я не опоздала чудом. Спасибо человеку, который хоть и невыносимый мудак, но почему-то периодически поступает благородно. В аэропорту я долго и нудно боролась с автоматом, желая купить бутылочку воды. Автомат смотрел на меня как на последнюю дуру и мою карточку принимать отказывался. И вот когда я уже смирилась с неизбежной смертью в воздухе из-за адского сушняка, двое покупают мне бутылку газировки. Не из жалости, выглядела я не настолько плохо и не настолько явным было мое похмелье, но и не "за красивые глаза". Купили, просто потому что это не так уж это дорого или сложно — помочь незнакомцу.

Почему-то именно в дороге жизнь раз за разом мне напоминает, что есть хорошие люди. Даже не так. Большинство людей по своей сути добры и отзывчивы. Все еще есть те, кто готов совершить "маленькое чудо" для совершенно постороннего человека, не рассчитывая при этом на какую-либо личную выгоду. Просто так. Потому что под силу. Потому что душа просит поступить именно так. Просто ради спасибо и улыбки. И не важно, кто перед тобой, какого он возраста, пола и национальности... Дорога напоминает, что мы все — люди — странники на огромной планете. А своих не бросают ни в беде, ни в радости, ни тем более в пути.

06:43 

Живи и дай жить другим.
Жизнь — странная штука. Никогда особо не понимала ее выкрутасов и сюжетных хитросплетений. Для меня, человека хоть и довольно лживого, но прямолинейного и простого, это сущая магия и высшая математика в одном флаконе. Почему получается именно так, а не наоборот, почему мы совершаем те или иные поступки, а главное — как оставаться самим собой... Нет, я определенно не могу найти на это ответы, порой теряясь в собственной логике и пребывая в шоке от своих же действий.
Даже на работе все не так просто, как кажется. И...

Я пишу медленно, буквально вырываю по предложению из головы. Потому получается так путано. В последнее время я крайне редко делаю то, что мне нравится. Я люблю книги — не читаю. Люблю фильмы — смотрю только то, что привозят в мой кинотеатр. Люблю рисовать — черчу каракули на левых листах, которые через пару часов отправятся в мусорное ведро. Люблю писать — ... бросаю это дело раз за разом, так как не вижу смысла в написанных словах. Вот кому все это нужно? Даже сейчас я печатаю словно на автомате: быстро и не задумываясь. Конечно, мне от этого процесса немного легче. Я словно разговариваю сама с собой. Этакий диалог за чашкой чая в пять утра. Прямо повеяло летними ночами, каникулами, растворимым кофе и предрассветной деревней. Да, было время. Были ночи без сна за разговорами, когда обсуждали все что можно и нельзя: прошлое и будущее, самые сокровенные и самые глупые мечты, любимых исполнителей и все яркие события за год. Это было мило, тепло, уютно. Это было бессмысленно и совершенно по-детски. Да, в те уже далекие времена у меня была двоюродная сестра. Никогда не забуду, как хорошо могло быть рядом с другим человеком. Пожалуй, это одни из самых счастливых воспоминаний, что можно найти в моем чемоданчике памяти. Сейчас все иначе. Нет Котельнича с его полем, росой и чистейшей красотой. Нет сестренки — у нее давно своя жизнь, свои, другие мечты и свои люди, с которыми можно не спать всю ночь.
Мне говорят: "Не жалей. Что произошло — то произошло, не изменишь". Мне говорят, что нужно идти только вперед. И я не жалею, не пытаюсь повернуть назад. Но иногда нужно оглянуться и вспомнить все хорошее, что я оставила позади. Могло быть иначе? Конечно, но нужно ли?

Раньше, когда мне было плохо, я надевала крестик. Не могу сказать, что очень верующая. У меня вера какая-то своя, не совсем христианская. Поэтому и крестик я носила редко. Но в трудные жизненные моменты его наличие на моей груди позволяло ровнее дышать. Его давным-давно подарили мне бабушка с дедушкой. Он был лучшим напоминанием о светлых летних днях, прохладных сводах котельнической церкви и том, что родные мне люди всегда рядом, всегда со мной.
Уже больше года не могу надевать его... Ношу стилизованный крестик с гербовыми лилиями — купила еще в первый год в Москве. Зато теперь надеваю мамино кольцо. Оно ей не особо нравилось, и в один из приездов я его забрала. Просто так, чтобы она мало ли его не продала/не отдала кому-нибудь. Я помню, как было куплено это кольцо. Хороший был день. И я всегда почему-то видела в нем что-то мистическое. То ли из-за формы, то ли еще по какой-то причине. Даже сейчас мне чудится, что оно непростое, хранящее какую-то тайну или невероятную силу, что просто не пришло еще его время. Чудится, что несмотря на то, как складываются сейчас мои отношения с семьей, это колечко меня хранит. Даже сейчас оно на мне, раз за разом притягивая взгляд.

Вот так вот совершенно бессмысленно проходит моя ночь....

00:36 

Хэй! Я еще жива!

Живи и дай жить другим.
Более того, я все еще помню о существовании дневника. И пофиг, что обещание вести его каждый день давно нарушено, что мне уже полгода как стукнуло 20, что много всего, происходившего со мной и моим маленьким миром, не было отражено на этих виртуальных страницах... ПО-ФИ-ГУ. Живем!
Понимаете, мне просто внезапно захотелось поболтать. Вот так: в пустоту и одновременно вслух вдруг кто услышит. Возможно, сказалась внезапная потеря голоса. Для человека, уйму времени проводящего за болтовней того или иного толка, это, знаете ли, катастрофа. При чем я абсолютно уверена в психосоматической природе недуга: примерно за день до того, как мои связки сказали "Баста!" и ушли курить бамбук, я впервые не захотела разговаривать с любимым человеком. При чем это нежелание было настолько сильным, что я даже отключила телефон. Понимаете, я никогда — вообще никогда — не отключала телефон специально, чтобы со мной не могли связаться. Это противоречит и всем родительским наставлениям, и моим принципам. Я сама — человек с хорошей фантазией, начинающий седеть от равнодушного "аппарат абонента выключен..." Если вы видели рекламу МТС с Куценко, то примерно понимаете, о чем я. Именно после этого, без всяких сопутствующих симптомов я просунулась осипшая. Ситуацию усугубила работа: смена с 9 до 17 не особо настраивает на лечение. Должна отдать должное моим админам и гостям: ко всей ситуации и первые, и вторые отнеслись с пониманием. Мне быстренько нашли замену, пораньше отпустили и даже выкроили лишний выходной. Гости в свою очередь желали скорейшего выздоровления и вообще были очень милы. Это даже странно. За последнее время я выслушала очень много гадости в свой адрес: какая я плохая, глупая, мерзкая, неблагодарная, бесчувственная и т.д. И меня просто поражает, когда люди относятся ко мне хорошо без видимой причины или личного резона. Да... это правда удивляет до глубины души.
Знаете, не смотря на всю грязь в мою сторону, я стараюсь быть хорошей. Правда, стараюсь. Слушать свое сердце, помогать ближним по мере сил и возможностей, не быть злопамятной, не позволять себе двуличия, говорить "спасибо" за любую мелочь... Я делаю все, чтобы не быть тем монстром, каким меня некоторые считают. И все равно вижу дьявольский отблеск в отражении пустых глаз. Моя эмоциональная незаинтересованность раз за разом прорывается наружу, искажая и уродуя все вокруг. Пожалуй, только с Сашей я чувствую себя живой. Именно из-за него внутри еще есть жизнь: жгучее переплетение тоски, боли, радости, наслаждения, надежды, отчаяния. И любви.
Странно во всем этом еще и мое нежелание проявить эмоции к родным, от которых, впрочем, и исходила большая часть "грязи". По идее, мне следовало бы стараться исправить их мнение, проявиться всю доброту и заботу, на которую я вообще способна, но нет, не могу. Мне кажется это ужасно лицемерным и неискренним. Потому что есть поступки, которые я хочу совершать, и это желание словно рождается в сердце. А есть поступки, мысль о которых появляются в голове, то есть просто приходит осознание, что так надо. В обычной ситуации, лишенной конфликта, можно закрыть на этот нюанс глаза. Но когда между вами хороший такой разлом, о каких условностях может идти речь? Я могу позвонить и сделать вид, что все хорошо, поздравить с каким-то бессмысленным праздником или просто поинтересоваться о здоровье и погоде. Даже стиснув зубы выслушать очередную лекцию на тему "Ты дерьмо и почему так вышло". Я все это могу. Однако мне кажется верхом идиотизма с самыми родными людьми, пусть и находящимися со мной в определенном разладе, играть в подобный фарс. Вся наша жизнь это череда спектаклей, переговоров и уступок. Неужели еще и в семье нужно изгаляться, изгибаться под долбаные социальные нормы и "нормальности"? Да, должны быть компромиссы, неудобные решения, подстраивание друг под друга... Но, ей-богу, мне не понять желание "нормальности". "А вот у них не так..." Да, у них не так. Да, я поступила иначе. Да, я хотела другого. Да, я перевернула все с ног на голову. Да-да-да... Я во всем виновата. Не спорю. Это моя вина. Но и я устала жить только ради того, чтобы ваши мечты осуществились.
Ох...
Вы дочитали до конца? Правда дочитали? Мне давно не представлялась возможность столько сказать разом. Кажется, пора реанимировать дневник — я явно захочу повторить.

01:34 

Живи и дай жить другим.
Я с грустью осознаю, что, скорее всего, не вернусь больше в Котельнич. Мостик к одному из домов медленно истончается и разрушается. Всегда знала, что однажды это произойдет по той или иной причине. Слава Богу, причина выпала одна из самых хороших и безболезненных. Только немного жаль... что детство закончилось. Что не вернуть тех летних месяцев, когда самыми большими проблемами были мелкие ссоры с бабушкой или невозможность лишний раз поиграть с подружками. У меня были чудесные, просто волшебные каникулы. Голубое небо, и бесконечное поле, и раскаленная крыша гаража, и терпкая вишня, и долгие дороги в библиотеку... Я скучаю по всему этому.
Знаю, я должна быть счастлива, ведь это было в моей жизни. Было и оставило прекрасные теплые воспоминания. Только вместе с Котельничем позади останется вся беззаботность, головокружительная свобода и простота. В Стерлитамаке были обязанности: школа, дом, собака и все остальное. В Москве — новая жизнь, где столько свалилось на мои плечи, что я иногда опускаю руки. Там же были только выходные и праздники. Порой горькие, мерзкие, искрящиеся ссорами, отзывающиеся головной болью, оставляющие лишь боль и слезы. Но плохое ведь забывается, когда приходит время расставаться. На пороге в новое все старое кажется таким родным и идеальным.
Закрой глаза — я вижу наше деревянное крыльцо, солнце уже падает на висящий термометр. И свет не маслянистый, холоднее. Дуб шумит на ветру. И где-то за забором тарахтит машина на ухабистой дороге. Всю жизнь я словно никуда и не уезжаю — это постоянно со мной, во мне, это я сама. Постоянный ветер. Облака такие низкие и пушистые, что хочется в них упасть. Небо до боли синее, такое бывает только на глянцевых картинках. Воздух сладкий-сладкий.
Я знаю, что все правильно. Даже так: абсолютно правильно. Но мне больно. Я никому еще этого не говорила. Кажется, я не до конца осознаю, что это конец, что дальше будет иначе. Не так, как я привыкла. Что не будет места, куда можно сбежать. Что не нужно будет каждый год собирать сумку и целые сутки проводить в пути. Боже, как же я буду скучать по автобусам, по электричкам, по дорогам, повороты которых я знаю наизусть! Мне страшно. Еще есть несколько месяцев, еще далеко не все готово... Но мне страшно, что в один день ключ повернут в замке и навсегда отрежут меня от прошлого.

01:56 

Живи и дай жить другим.
Все можно пережить. Вдохнуть поглубже и не забывать улыбаться. Главное не начинать себя жалеть. Слезы, заложенный нос и красные глаза сейчас явно лишние.
На самом деле, если быть до конца откровенной (с собой — в первую очередь), то проблем нет. Есть задачи, которые нужно решить, неприятные мелочи — перетерпеть, уроки — усвоить. Чувства, рефлексия, лень, слезы (куда без них?), море вопросов и желаний, и сожалений, и нереализованных идей — все потом. Сейчас не до этого.
***
Интересно, что я чувствую себя живой. До сих пор поражаюсь этой не проходящей пульсации внутри. Куда-то подевалась вся апатия, одолевавшая меня прошлый учебный год. Ушла паника, беспомощность и безразличие. Нет, я не скачу восторженной горной козой, но, вполне вероятно, что подобные метаморфозы еще возможны. Определенно, хотя бы ради этого стоило устроиться на работу. Да... дело в работе, я в этом уверена. Не в деньгах, не в уменьшении количества свободного времени. В людях. И в чувстве небесполезности.
***
Скоро домой. Хочу в аэропорт (желательно сразу с работы). Врубить музыку и забыть обо всем и обо всех. А потом... потом почувствовать рывок самолета. Ощутить, как земля уплывает из-под ног, а сердце, не успевая за бешеной скоростью подъема, тянет вниз. Так страшно, так сладко.
Надоело думать, что именно называть домом, так что дом теперь везде (не могу же я свою комнату в общаге не называть домом). Осталось не поселиться на работе, иначе и там будет дом.
***
Понять бы, что из всей информации, советов, слов, мыслей и прочего действительно мое и для меня. Какие из моих желаний и стремлений навязаны извне? Где собственно я во всей этой паутине? Чего я хочу? Что мне нужно и интересно?
Правильно — сейчас не время. У меня еще будет аэропорт, самолет и пара часов на самоанализ. Позже

01:26 

Живи и дай жить другим.
Все, что раньше казалось правильным или важным, в определенный момент теряет всякий смысл. Словно что-то внутри отключается или вовсе ломается за ненадобностью. Не знаю, хорошо это или плохо. Может именно так и происходит процесс взросления. Страшно только проснуться однажды с "мертвым сердцем"... и не заметить этого. Даже не попытаться вовремя реанимировать.
Поэтому я так люблю фильмы. Всегда найдется лента, которая заставит кровь шаманским бубном стучать в висках. И в один миг станет ясно — я все еще жива.

22:19 

Живи и дай жить другим.
Новый год начинается с разбитой чашки. Той самой, любимой, из Орленка. Смотрела на осколки и почти ничего не чувствовала. Внутри на секунду что-то натянулось и лопнуло, словно струна, но порезов не оставило. Да и с чего бы? Прошло уже почти пять лет. Остыло. Переболела. Я все еще хочу вернуться туда, в ставшее родным место. Просто лица из памяти постепенно стираются, заменяются новыми. Это нормально, хоть и грустно чуть-чуть. В общем, выкинуть чашку я не смогла. Склеила, поставила на полку. Пусть напоминает о всем светлом, что безвозвратно осталось за спиной. А мне пора идти дальше.

22:25 

Живи и дай жить другим.
Наверное, самое одно из самых сложных в жизни — не пожалеть о том, что было сделано или не сделано.
Пережить адские недели на новой работе не психанув и не бросив все к чертям. Пережить и получить зарплату вдвое больше, чем было на прежнем месте.
Не пойти на корпоративную пьянку, не кушая свой мозг ("Почему я не пошла? Там наверняка весело и круто!") В конце концов для отказа была причина.
Остаться на Новый год в общаге и не тухнуть. Ведь общага у меня в Москве! Если уж здесь я не смогу оторваться, то проблема явно не в городе, а во мне.

В общем, пасьянс выходит причудливым. Я где-то лажаю, где-то вновь сомневаюсь... Остро реагирую на случайную фразу случайного человека. То есть, по большому счету, остаюсь собой. Порой глупой, наивной, обидчивой. Порой нелюдимой. Порой поддерживающей любой кипиш. И состояние такое, что хочется то ли плакать, то ли смеяться. Но скажу честно, возвращаться ночью домой, когда ноги отваливаются, рок в наушниках помогает не уснуть, а город блестит в преддверии праздника, — офигенно!

01:31 

Живи и дай жить другим.
Если б только у меня была чертова возможность вернуться в прошлое и все исправить! Я бы перенеслась в тот вечер, когда мне приспичило не просто сходить в кино, а перед сеансом уточнить, нет ли у них вакансий. Язык мой — враг мой. Я же могла не спрашивать. Просто пройти в зал, посмотреть фильм и на следующий день со спокойной душой поехать в родной кинотеатр на работу. И не было бы проблем. Осталась бы я со скудной зарплатой, трехэтажными мкадовскими пробками и абсолютным удовлетворением от того, что все мне нравится. Но нет, мне же нужно было спросить!
Сегодня был первый день в новом кинотеатре.
Плохо. Даже не могу четко сформулировать, почему.
Так хочется, чтобы меня утешили. Крепко-крепко обняли и дали выплакаться. Просто необходимо, чтобы кто-нибудь сказал, что я привыкну, что я всегда могу вернуться или уйти куда-то еще. Внутри бьется по-бабски тупое желание пожаловаться Ярику. Расплакаться, стать на пару минут слабой глупой девочкой. Чтобы он со свойственным ему спокойствием сказал, что все будет хорошо. ХО_РО_ШО, никак иначе.
Знаю, ерунда. И переживания, и желания — все ерунда. Тут и без этого проблем хватает, и нужно бы не зацикливаться. Еще и сессия на носу. И Новый год в одиночестве.
Я чувствую себя такой слабой. Даже бессильной. Словно меня стирают с бумаги реальности. Кажется, так плохо еще не было. Так бессмысленно.

14:34 

Живи и дай жить другим.
Я уволилась. Вот так просто взяла и... Хотя, кому я вру? Совершенно непросто. Не в том смысле, что кто-то пытался палки в колеса поставить. Нет. Тяжело было произнести вслух "мне нужно уйти". Тяжело было написать заявление и улыбаться всю смену, хотя хотелось разреветься. Сесть в зале на первый ряд и дать волю слезам. И я все думала, почему мне так плохо. Ведь меня никто не выгонял. Это было исключительно мое взвешенное и логичное решение — уволиться. И ухожу я не просто так, а в другой кинотеатр, что поближе к дому и с лучшей ставкой. И все правильно, знаю. Только глаза щиплет. Сегодня я поняла, в чем дело. Дело в планах и мироощущении. В октябре, когда только устроилась, я поняла, что работа (пусть несложная, не по профессии, с маленькой ставкой, но все же работа) дает мне силы жить. Вдруг исчезло ощущение, что я плыву по течению и ничего не пытаюсь сделать. Появились люди, с которыми мне было интересно. Кто-то был постарше, кто-то — мой ровесник. И были темы, которые можно обсудить, и были дела, которые нужно выполнить. И были клиенты, которым нужно улыбаться всегда, даже если у тебя в душе ураганы и ливни. Все стало стабильным. Я точно знала, что буду делать на выходных — работать. Я точно знала, чем буду заниматься в свободные вечера — разгребать накопившиеся домашние дела и доделывать уроки. На целый месяц все стало четко, понятно, распланировано. Я представляла, каким будет Новый год у нас в кинотеатре. Как я буду работать в праздничные дни, сколько людей пройдет мимо меня. Теперь... Теперь я устроюсь туда, куда хотела, пройду обучение, буду работать. И вновь будет коллектив, с которым я наверняка подружусь. Будет Новый год и много людей. Все будет. Только чувство стабильности придет не сразу. Но я подожду.

15:31 

Живи и дай жить другим.
Пусто. И здесь, и дома. Такое чувство, что все разбежались решать проблемы и разбираться с делами. А я только вернулась и мне нужно пять минут передохнуть, чтоб вновь стартануть. Так что есть немного времени для рефлексии и небольшого поста.
Чувствую, что на работе становлюсь злее. То, на что раньше закрыла бы глаза, вдруг начинает задевать, раздражать, запоминаться. Все чаще хочется сказать "люди — идиоты". Черт! Это не мои мысли. Это что-то навязанное, вынужденное. Улыбаюсь. Улыбаюсь всем и стараюсь сделать голос еще мягче и спокойнее. Главное не психануть. Нельзя.
Все сумбурно: мысли, действия. Даже время не крутится, а прыгает. Сумасшедшая стрелка то тут, то там. Я только стараюсь не запутаться, не сдаться, не упасть. Это не так сложно, но утомительно. Каждый день закреплять на лице улыбку: не слишком яркую, уголками губ, чтобы получилось чуть искреннее и ненавязчивее. Переживем.
Обновляю плейлист. Без особых, впрочем, успехов. Все не то, все не о том. То, что я не могу подобрать подходящую песню, самый явный признак бардака.

22:59 

Живи и дай жить другим.
Не расстраивай маму. Не расстраивай папу. Не расстраивай бабушку, дедушку, одногруппников, соседок, друзей, приятелей, админов.... Не смей никого расстраивать и разочаровывать. Не смей!

URL
01:03 

Живи и дай жить другим.
Удалить бы всё к чертям. Забить (хотя, и так уже забила) на этот дневник, убрать его из вкладок и попутно заблокировать все записи. В эфире белый шум уже второй месяц, но мысленно я составляю пост за постом. Составляю и думаю: "Какого хрена?! Я же бросила. Решила, что мне это больше не нужно". Впрочем, есть ещё два важных вопроса — 1) какой смысл был начинать, если всё равно бросила на полдороги?; 2) какой смысл был бросать, если всё равно вернулась? Можно, конечно, оправдаться женской логикой, пмс, перепадами настроения и прочей фигнёй. Но, право, дело не в этом, уж я прекрасно понимаю. А врать себе в своём собственном дневнике — это как-то ненормально.
Я просто поверила. Поверила, что всё изменилось. Что я могу обходиться без дневника, что больше ненужно отправлять в пустоту слова, мысли, эмоции — всё, что так упорно копится внутри и не даёт покоя. Я ошиблась. Ничего в сущности не изменилось, только стало чуть легче, чем в прошлый год. И поэтому сейчас я вновь здесь. Пишу невнятный пост и думаю, что пора где-то завести новый дневник и начать с нуля.

А ещё я устроилась на работу.

00:06 

Живи и дай жить другим.
Думаете, я забросила дневник? Забыла, плюнула на все, решила не продолжать...
Это не так. Все в силе. Кроме интернета. Да-да, я все еще мучаюсь без него родимого. Обещали завтра наладить. Дай Бог! Ждем. Завтра напишу нормальный пост.

00:37 

Живи и дай жить другим.

Меня безумно умиляет это видео. Такой маленький кусочек всего фееричного звездеца, творящегося за кадром. Признаюсь, быть там, за кадром — самое сильное и самое отчаянное, сумасшедшее мое желание.

23:26 

Живи и дай жить другим.
Иногда кажется, что это не я неудачница в плане личной жизни, а Бог ли, карма ли защищает меня от подобного геморроя. В моей маленькой общажной комнате уже третий человек за год ревет навзрыд из-за парня. И я ничем помочь не могу, не могу утешить и пообещать, что все наладится. Не от меня это, в конце-то концов, зависит. Знаю одно — сейчас мне нужно быть сильной. Быть сильной ради себя легче, правильнее и лучше, чем довериться кому-то. Правда, лучше никак, чем как-нибудь.

11:39 

Живи и дай жить другим.
Тупой интернет. Тупой интернет. Тупой интернет!!!!

23:03 

Живи и дай жить другим.
Бегать, качаться на качелях и лазить по детской площадке с офигенным человеком — бесценно.

Мысли вслух

главная