лягушка_путешественница
Живи и дай жить другим.
На меня напало ностальгическое настроение.
Все взято отсюда: vk.com/harrypotter_gh

«Просто представьте себе учеников Хогвартса после того, как они провели год с Кэрроу и Снейпом.

Представьте себе малютку-первокурсника, у которого даже самые простые заклинания получаются через пень-колоду, но зато он с легкостью может вызвать Адский Огонь. Второкурсника, который пытается вернуться обратно в замок, чтобы сражаться, и чья бравада убивает профессора Синистру - когда она отталкивает его с дороги и получает Убивающее Проклятие, предназначавшееся ему. Третьекурсника, который умеет варить безупречные яды, у которого трясутся руки от волнения - он мечтает набраться смелости, чтобы добавить пару капель зелья в кубки обоих Кэрроу. Четверокурсника, который выбрасывает все чайные чашки, все справочники по хиромантии, потому что какая польза от Прорицаний, если они не смогли предвидеть этого? Пятикурсницу, которая едва помнит о том, что такое СОВы, не говоря уже о том, чтобы сдавать их. Шестикурсницу, которая не смогла бы выколдовать Люмос, даже если бы от этого зависела ее жизнь, зато в Круциатусе она может составить конкуренцию Беллатрисе.
Представьте себе семикурсника, который смеется до слез, думая о первокурсниках, которые будут спать на уроках Истории Магии под рассказы об этих черных днях.

Представьте себе магглорожденного первокурсника, оставленного в живых - если таковые были: представьте, какого они мнения о волшебном мире, если их знакомство с ним началось с Пожирателей Смерти и пыток, причем от своих одноклассников - просто за то, что они родились.

Представьте себе учеников, которые вернулись домой к родителям (или опекунам, или в приюты) и продемонстрировали, чему они научились: Темные Искусства, проклятия, заклятия, сглазы, Непростительные заклинания; что магглы - грязные животные, низший сорт. Которые, да-да, не смогут превратить и спичку в иглу, - но мам, есть такое заклинание, от которого ты почувствуешь, будто в тебя впились тысячи игл! (и не спрашивайте, откуда они это знают).

Представьте учеников, которые никогда не смогут считать Хогвартс своим домом.

Представьте учеников, оставшихся в Хогвартсе, когда все начинается сначала - не хватает магглорожденных, предателей крови, полукровок, мертвых и ушедших; не хватает чистокровных. Министерство же забросило в Азкабан всех совершеннолетних (а может, и младше) за использование Непростительных, не так ли?

Представьте, каково было тем нескольким оставшимся ученикам учиться; представьте, каково было тем нескольким оставшимся учителям учить их.

Представьте учеников, которые были не в состоянии проходить мимо некоторых классов, по коридору, которые не могли войти в Большой зал без панических приступов или нервного срыва. Представьте, как вдруг вся школа поняла, что те безлошадные дилижансы вовсе не безлошадные; как все до единого, от первокурсника до учителя, смогли увидеть фестралов.

Представьте мемориалы, горы цветов и лент - в каждом углу, в каждом коридоре, классе, на каждом шагу в школьном дворе.

Представьте себе привидения.

Представьте себе студентов, которые уничтожают портрет Снейпа, используя проклятия, заклятия и даже Адский огонь - его приходится реставрировать почти каждую неделю. Сам Снейп почти всегда отсиживается в портрете Финеаса Найджелуса - никто из других портретов не пускает его к себе - по их мнению, его мотивы не оправдывают его методов управления школой.

Представьте себе учеников, которые не могут доверять друг другу - все знают правду о других, и лучший друг может заложить.

Представьте, как все носят в себе чувство вины (это должен был быть я, это моя вина, что он/она погиб, я сдал их, это все из-за меня), как ученики не могут смотреть друг другу в глаза, потому что это я виноват, что твой лучший друг, брат, сестра, однокурсник, твой парень, девушка мертвы.

Представьте мемориалы, заваленые грудами палочек погибших. Представьте мемориалы, заваленные обломками палочек живых, которые они сломали сами.

Представьте учеников, которые не способны вызвать патронус.

Представьте, как всех боггартов изгоняют с территории школы, поскольку заклинание Риддикулус теперь непосильно даже для старших курсов. Потому что в их мертвых друзьях и членах семей нет ничего смешного и никогда не будет.

Представьте, как магическая сила некоторых учеников слабеет.

Представьте учеников, которые покидают волшебный мир - да черт возьми, они уезжают из Британии насовсем, потому что тут для них больше ничего не осталось.

Представьте учеников, которые больше никогда не используют магию.

Представьте себе семикурсников, которые вернулись - ведь никто не закончил седьмой курс. Тот год утерян. Но для тех, кто вернулся, это было важно.

Представьте старших ребят, которые не могут уснуть из-за кошмаров, и они слышат плач где-то в нижних спальнях, спускаются и находят ту самую малышку, которая не справляется с простыми заклинаниями, но запросто вызывает Адский огонь. Она плачет, обняв коленки, и ей говорят: "Знаешь что? Бери-ка свою подушку, поспишь в моей кровати, пока я читаю"

Представьте себе будущих первокурсников, которые впервые едут в Хогвартс, им всего одиннадцать, они юны и они знают о недавних событиях в замке только по рассказам, и они видят в купе ученика постарше - тот сидит, глядя в никуда пустым взглядом, - и один малыш осторожно говорит ему: "Будешь шоколадную лягушку?", потому что больше не знает, что ещё можно сказать.

Представьте, как кто-то из них однажды находит того, кто сидит, пялясь в никуда, и тихонько так спрашивает его или ее: "Обнять тебя?", и потом сидит с ним или ней целый час, пока этот старший ученик плачет и плачет, и обнимает его или её, потому что некоторые одиннадцатилетние очень умны (а некоторые приехали в школу, уже зная, что значит Плохо).

Представьте себе старших учеников, которые смотрят на этих малышей, только что прибывших, таких новеньких, спокойных и сияющих, и клянутся могилой Мерлина, что ничто и никогда не причинит боли этим детям.

Представьте себе бывшую участницу Отряда Дамблдора, которая не позволила долбанным Пожирателям победить, когда они были здесь и громили все подряд, уверенную, что отныне она сможет навалять любому. Представьте, как она придумывает, чем бы заняться в выходной, перебирает вещи и ей приходит в голову, что она не хочет мириться с тем, что люди просто сидят где-то там грустные. И она решает - к черту правило для третьего курса: ВСЕ могут пойти в Хогсмид, просто нужно подружиться младшим и старшим, и посмотрим, кто захочет угрожать малышне, когда рядом идут старшие.

Представьте, как они придумывают обидные прозвища старым врагам - Волдеморту, Кэрроу, Лестрейндж и образно плюют на них каждый раз, когда они произносят обзывалки.

Представьте Рона, который вызывается добровольцем для изгнания боггарта из шкафа в классе, потому что - нет, ну вы только взгляните на эту глупую гадость (которая всё ещё треклятый паук), а теперь смотрите, оборжаться же можно, если отнять у него ноги и перевязать его бантиком. И весь класс смеется.

Представьте, что Гарри бывает в школе даже после того, как закончил ее, потому что как только люди поняли, как работает заклинание (он позволил Волдеморту убить себя и это значит, что бы Волдеморт ни сделал, это никому из них больше не навредит), каждый из них чувствует себя лучше, когда Гарри находится поблизости.

Представьте ночи, когда все покидают свои гостиные, запасаются спальниками и остаются в Большом зале: пьют сливочное пиво, рассказывают истории, смеются и плачут, а иногда устраивают состязания, кто кого перекричит, потому что все стали гораздо проще, а в конце концов все засыпают огромной кучей малой.

Представьте, какие ужасные, по-настоящему неуместные шутки ходят среди выживших в Битве, от которых у их родителей выступают слезы на глазах, а первокурсники пугаются. А им хоть бы хны, потому что когда ты лично за руку поздоровался с Адом, даже худший кошмар вдруг становится чертовски смешным.

Представьте, что сов больше не держат в совятне, потому что все теперь хотят, чтобы их животное всегда находилось при них; представьте, что ребятам, которые потеряли своих любимцев или никогда их не имели, друзья находят новых или покупают им новых.

Представьте ту девочку, которая владеет Круциатусом - с ней случается нервный срыв, потому что она не может поверить, что сделала это, она не думала, что способна, она плохая, злая, испорченная, и Джинни обнимает ее, пока та плачет, а когда она успокаивается, Гермиона рассказывает о Регулусе Блэке, о том, что даже если ты однажды сделал неправильный выбор, это не значит, что сейчас ты не можешь сделать правильный.»